Последний довод подданных: закон и пистолеты

Сегодня много говорят о том, стоит ли давать гражданам право владеть огнестрельным оружием, и некоторые думают, будто это исключительно современная проблема. Как бы не так! История тяжёлых отношений законов и короткоствольного оружия началась чуть ли не одновременно с историей пистолетов. В свою очередь, истинную историю пистолетов надо отсчитывать с появления колесцового замка. Фитильный замок в Европе был всё же атрибутом исключительно аркебуз да мушкетов, лепить его на что-то компактное решались только совсем редкие оригиналы. Что вы хотите, цивилизованные страны, а не какая-нибудь Япония, где пистолеты с фитильными замками ещё и в XIX производили достаточно массово, исполняя так чуть ли не револьверы (дело в том, что Японию закрыли для европейцев до массового проникновения туда более совершенных устройств, а самостоятельно ничего изобрести островитянам оказалось не по плечу, вот они и занимались упорным и даже талантливым копированием того, что было).

Не имея желания заваливать читателя техническими деталями, коротко напомню, что отличие фитильного и колесцового замка состояло в том, как воспламенялся порох при выстреле. В одном случае нажатие на спусковой крючок опускало изогнутую серпентину, в которой был зажат конец тлеющего фитиля: просто и надёжно. Во втором случае стрелок освобождал пружину, которая раскручивала диск, от соприкасания диска с пиритом летели искры (представьте современную зажигалку).

Чёрт его знает, кто изобрёл колесцовый замок. Очень вероятно, что это сделал Да Винчи: в Il Codice Atlantico Леонардо есть изображения, похожие на механизм колесцового замка, а датируются они примерно 1483-1485 годами, когда великий мастер делал зарисовки на военные темы для Жентиля деи Борри, оружейника миланского герцога Лодовико Сфорца. Есть и не имеющая особых подтверждений легенда о том, что колесцовый замок изобрёл безымянный оружейник в Нюрнберге (в её пользу только то, что этот славный город был центром высокотехничного по меркам века производства).

Если смотреть по уровню развития техники, то необходимая база для изобретения такого сложного и тонкого механизма имелась на момент появления изобретения действительно только в таких городах, как Милан и Нюрнберг. Из сохранившихся образцов самые ранние — это замки на трёх ружьях-арбалетах в венецианском Дворце дожей, сделанные в 1520-е гг., а также первый немецкий образец на ружье-арбалете в Мюнхене, гербы на котором указывают на промежуток 1521-1526 гг (там есть монограмма и Фердинанда Габсбурга, и его жены Анны, а женились они в 1521 году, но среди гербов на стволе нет герба Богемии, королём которой Фердинанд стал в 1526). Поскольку конструкция этих итальянских и немецких замков отличается, можно допустить и независимое изобретение. В конце концов, основной элемент замка очень похож на уже известную к тому времени часовую пружину. В итоге же победили немцы. Их пистолеты и ружья вызывали восхищение даже у таких известных итальянских снайперов, как Бенвенуто Челлини (который хвастал, что сумел застрелить командира осаждающих Рим ландскнехтов).

История права подтверждает более раннее распространение пистолетов с колесцовыми замками, чем сохранившиеся образцы. В 1506 году впервые в мировой истории был совершён акт прохибиционизма в отношении «короткоствола»: его запретили статуты стрельбища в Гайслингене. В 1515 году, как писал Вильгельм Рем в хронике Аугсбурга, произошёл несчастный случай из-за пистолета, один из первых инцидентов такого рода. Некий Лаукс Пфистер сидел в гостиничном номере с проституткой и почему-то играл не с дамой, а со своим новеньким пистолетом «замок которого устроен так, что при нажатии на крючок пистолет воспламеняет сам себя и стреляет». Случайная пуля попала женищне в подбородок, нанеся увечье, исключительно вредное для её профессии. Суд выслушал первое в истории оправдание «Я думал, что он не заряжен!» и обязал Пфистера не только оплатить лечение, но и до конца жизни содержать жертву его неосторожности(40 флоринов сразу и в дальнейшем платить 20 флоринов в год).

В 1517 году старик Максимилиан Австрийский запретил производство и владение «самовоспламеняющимися пистолетами, которые сами стреляют» во всех своих габсбургских владениях — видимо, они к тому времени уже достаточно часто встречались. Имелось в виду, что колесцовый замок позволяет носить пистолет полностью готовым к стрельбе, в отличие от фитильного, обременяющего стрелка необходимостью орудовать огнивом и зажигать фитиль, а потом ещё раздувать его, иначе потухнет. Да и просто к непогоде и тряске заряд в колесцовом замке был менее восприимчив.

В 1518 Максимилиан пошёл дальше и распространил запрет на всю Священную Римскую Империю. Поводом стала петиция комиссии рейхстага по передаваемым по наследству австрийским землям, заседавшая в Инсбруке. Она выдала императору целый перечень предложений по ужесточению борьбы с преступностью и бандитизмом. Среди прочего там была и ругань на разбойников, которые «тайно носят оружие под своей одеждой». Комиссия попросила объявить незаконным «ношение или обладание оружием, которое может само воспламеняться, и установку где-либо этих замков». Император с радостью согласился.

Долго запрет не продержался. Следующий император Карл V не только отменил запрет на колесцовые замки, но и свёз в Германию кучу мастеров со всего мира. В 1520 году произошёл ещё один несчастный случай: первая из известных нам смертей от того, что кто-то случайно выстрелил в себя. Население, надо сказать, уже писало совсем другие петиции. В 1532 Нюрнбергский Городской Совет выступил против запретов на короткоствол, а то нехорошо вышло — у разбойников с большой дороги и уличных грабителей у всех в рукавах пистолеты, а добропорядочные горожане вынуждены только шашками отмахиваться (вспомните о состоянии полиции в то время, точнее о её отсутствии). Карл V и сам собрал коллекцию отличного огнестрела, а в 1544 году для войны с Францией массово вооружил пистолетами свою кавалерию (однако, последствия появления пистолета на войне слишком обширная тема и должна описываться отдельно).

Лучшим из личной коллекции Карла я считаю сделанный около 1540 года пистолет работы Питера Пека с двумя колесцовыми замками и, соответственно, двумя стволами калибра .46 — например, чтобы император мог вести ураганный огонь по тем, кто нападёт на него в месте, куда даже короли пешком ходят. Невероятная красотища. Вес пять фунтов десять унций, но баланс превосходный. Там даже есть предохранитель, дикая редкость по тем временам, а также система, уменьшающая усилие, требуемое для нажатия на спусковой крючок (настоящий шнеллер сделают через 3 года). Спиральная рукоять из вишни была сделана точно под руку Карла. Все детали и украшения выполнены с большим искусством. Круг первого замка имеет изображение габсбургского орла, а круг второго Геркулесовы столбы и девиз испанской монархии — Plus Ultra, что в данном случае хочется перевести как «ещё больше стволов». Пистолет стоит того, чтобы полюбоваться им снова и снова.

Никто, к сожалению, не озаботился составлением полной истории этих глупых запретов, поэтому можно только сказать, что в дальнейшем правители продолжали эпизодически ставить палки в колёса пистолетов. Правда, в основном уже запрещали их ношение в городе, а производить, продавать, покупать и хранить можно было совершенно свободно. Любители заставить почтенных синьоров являться на перестрелку с ножом особенно были распространены в 1520-е и 1530-е годы. Например, в 1532 году в Брешии герцогский эдикт запретил использование «некоего ружья, которое люди носят при себе, с механизмом, который стреляет сам по себе, а потому, что оно небольшое, его носят под одеждой, так что никто его не видит». В 1542 в Венеции запретили те пистолеты, которые из-за их малого размера можно было носить в рукаве. Вообще, над осказать, что колесцовый замок тоже не был идеалом для скрытого ношения. Очень долго не было подходящего металла для пружин, а потому их нельзя было долго держать во взведённом состоянии, иначе пружины ослабнут, и пистолет не выстрелит. Впрочем, на часовую прогулку хватит.

Первые Тюдоры тоже запрещали в Англии владеть и пользоваться любым огнестрелом всем, кто не владел приносящей определённый доход землёй (акт, правда, касался и арбалетов, что наводит на мысль о том, что это была такая хитрая пропаганда английского лука). Малоимущие жители Англии на эти запреты плевали. Поначалу короли поднимали имущественный ценз, но потом, поскольку всякие канальи нарушали статуты («many wylfull and lyght disposed persons from tyme to tyme have attempted the breche or vyolacion of the same statutes»), Генрих VIII сначала снизил денежный ценз, а потом решил, что раз всякие злодеи («malicious and evil disposed persons») нагло совершают всяческие непотребства с использованием маленьких пушечек («shamefull murther, roberies, felonyes, ryotts, and routs with crosbowes, little short handguns, and little hagbutts»), можно снять запрет на все виды оружия кроме самых маленьких пистолетов («маленький» в то время означало «короче одного ярда»). Но даже на этот указ англичане наплевали, с упоением используя пистолеты даже в охоте, а не только в преступлениях и защите от преступлений. Генриху ничего не осталось кроме как отменить ограничения вовсе.

Рыжая ведьма Елизавета I пошла другим путём и с 1575 по 1600 год издала четыре указа о запрете ношения пистолетов, каждый в более сильных выражениях, чем предыдущий (интересно, что в её указе пистолеты названы «карманными кинжалами» — такое название было нередким для XVI века, возможно потому, что известно много кинжалов, комбинированных с пистолетом). В принципе, правители были себе на уме — пистолет с колесцовым замком был очень популярен у лиц, покушавшихся на их драгоценные особы, так что лучше запретить их все, а кто в переулке от доморощенного клинтиствуда шпагой не отобьётся — тот сам себе злобный дартаньян.

В частности, пистолет с колесцовым замком был у Польтро де Мере, который убил в 1563 году Франсуа де Гиза-старшего по кличке «Меченый» (сын получит такую же), и у Бальтазара Жерара, который стрелял в 1584 году в Вильгельма Оранжского по кличке «Молчаливый». Для этих благородных господ всё сложилось печально, но не всегда колесцовые пистолеты работали так надёжно. Ранее, во время покушения 1582 года против Вильгельма тоже применили пистолет с колесцовым замком, но ассассин хотел выстрелить помощнее и, к сожалению, переложил пороха, поэтому пистолет взорвался у него в руках. Пуля-дура прошла мимо головы Вильгельма, а близкий выстрел воспламенил принцу бороду и причёску и — вот ирония! — прижёг рану на голове, которая по мнению врачей должна была свести Вильгельма в могилу. Ассассину не повезло ещё и потому, что взрывом ему оторвало большой палец, лишив возможности использовать припасённый на всякий пожарный случай кинжал.

Вообще, любой запрет на такую популярную и потрясающе хай-тековую для своего времени штуку, как пистолет с колесцовым замком, был заранее обречён на неудачу. Изобретение быстро распространилось по Европе, и на полях сражений вогнало больше гвоздей в крышку гроба рыцарства, чем любая другая новинка (может быть это и предчувствовал яростный противник пистолетов император Максимилиан, один из «последних рыцарей»). Удивляет только то, что пистолеты так любили разбойники: всё-таки, штука недешёвая и сама по себе (по одним расчётам пара стоила около тысячи современных долларов, по другим — как одна седьмая от стоимости хорошего коня), и требующая вдобавок дорогого ремонта выстрелов через тридцать, а то и чаще. Видно, заработать грабежом можно было вполне приличные деньги, окупавшие первоклассные орудия труда.

Реклама

2 комментария

Filed under 16th century, England, Germany, Italy, Law

2 responses to “Последний довод подданных: закон и пистолеты

  1. satchel17

    очень люблю «Хронику времен Карла 9» Мериме, но раздражает сцена в начале романа, в трактире, где де Мержи «взводит курок пистолета», и враги,»услышав щелчок взведенного курка», убегают.
    В 1572г., да-у колесцовых курок не взводили, а опускали на полку, без всякого щелчка. Интересно тут вот что: пистолет, как гражданское оружие, заведомо предназначался для применения в случае неожиданной опасности, т.е. его заряжали заранее и носили заряженным. Отсюда возникает вопрос: когда же заводить пружину?
    Носить с заведенной-пружина скоро устанет и испортится, заводить
    перед выстрелом-а будет ли возможность.
    Другой вопрос-как боролись с атмосферной влагой. Аркебузиры иногда обмазывали края полки жиром. У пестиков полка позже стала герметично входить в пазы, но ведь не сразу же, и все равно дождь проникнет. А обмазывать жиром-механизм засорится очень быстро.

    • Пистолет боевое оружие в том варианте, всё же — гражданским по большей части они были не по карману. Но если использовали гражданские, что взводили пружину перед тем, как выйти из дома, или перед тем, как напасть на путника. А так ведь даже в 17 веке пружины были никудышными — однажды генерал круглоголовых перед сном положил взведённые пистолеты под подушку, а ночь, когда на них напали роялисты, оба не выстрелили.

      От влаги колесцовый замок был более-менее защищён конструктивно, хотя конечно не сразу. Однако с середины 16 века уже сообщают о том, что они очень хорошо себя показывают в непогоду.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s