Наш человек в Гишпании

Много есть описаний Испании XVII века, но нам, конечно, роднее и ближе всех то, что оставил Пётр Иванович Потёмкин (1617 – ок.1700), первый русский посол в Испании со времён посланников Василия III.

«В Ишпанском Государстве великородные и всяких чинов люди платье носят черное, строеньем особым при иных землях. Они же носят при себе по две шпаги: одна мерная добре, а другая короткая, и ту шпагу короткую скрыто носят. Во нравах своеобычны, высоки. Большая часть их ездят в каретах. Неупьянчивы: хмельного питья пьют мало, и едят по малу ж.

В Ишпанской земле будучи, Посланники и все Посольские люди в шесть месяцев не видали пьяных людей, чтоб по улицам валялись, или идучи по улицам, напився пьяны, кричали.

Домостройные люди, наипаче всего домашний покой любят. В иные земли для купечества мало ездят, потому что изо всех земель привозят к ним товары всякие, которые им надобны, а у них за те товары золото и серебро емлют и на деревянное масло меняют и на Ишпанское вино и на лимоны, потому что много добре в Ишпании родится масла деревянного и вина Ишпанского и лимонов. А больше всех в Государстве их промысл чинят Голландской земли купецкие люди и живут домами в городах Ишпанских».

Да уж, поразили гишпанцы Петра Ивановича. Сам Потёмкин, хотя и не повторял подвиг русского посла в Швеции 1608 года (который запомнился шведам тем, что упился водкой до смерти), испанцам тоже понравился. Иначе с чего бы это Хуан Карреньо де Миранда его портрет нарисовал (правда, не во время первого посольства 1667-1668 гг., а во время второго — в 1681 г.). Потёмкин стал единственным иностранным представителем, удостоившимся подобной привилегии при Карле II. Сегодня этот портрет висит в Прадо с табличкой «Pedro Iwarnowitz Potemkin» (да-да, именно Иварновитс). Смотришь на импозантного бородатого боярина — и от попытки представить подобного дядьку среди испанцев конца XVII века голова кругом идёт.

Надо сказать, что Потёмкин был заметным и очень талантливым дипломатом. А начинал он на военном поприще — был воеводой в русско-польской войне 1654-1656 гг., взял Люблин и крепость Канцы. В дальнейшем много куда ездил с поручениями, например, в Испанию и Францию. Обильно описывал впечатления, чем и ценен. правда, немалая часть записок порадовала бы уроженцев Лаконии:

«Июня в 16-й день стояли в местечке селе Венкамиле.
Того ж числа поехали из местечка Венкамиля, и стояли в городе Бургусе.
Того ж числа, приезжал к Посланникам Бургуса города Воевода, Маркез, со многими дворяны, а говорил: Для Великого Государя вашего, Его Царского Величества братские дружбы и любви к Великому Государю нашему, к Его Королевскому Величеству, приехали к вам Посланником поклониться и ваше здоровье видеть.
Стольник Петр и Дьяк Семен им говорили: На вашем приятстве, что вы к нам приехали, почитаючи Великого Государя нашего, Его Царского Величества пресветлое имя, челом бьем.
Июня в 17-й день поехали Посланники из Бургуса; провожали их воеводы и дворяне Королевского Величества за город с версту.
Июня в 18-й день стояли в местечке Марраду-Девре.
Июня в 19-й день стояли в городе Виктории.
Июня в 20-й день стояли в местечке Арцывлесте.
Июня в 21-й день стояли в местечке Тонусе.
Июня в 22-й день стояли в местечке Виллафранке.
Июня в 23-й день стояли в местечке Толузе.
Июня в 24-й день стояли в местечке Аурсоне» и так далее

Больше всего мне нравится то, что произошло с Потёмкиным в 1668 г. при выезде из Испании на знаменитой испанской таможне (она была известна в Европе как пункт легального воровства и невероятных поборов). Местный чиновник то ли не знал о нормах международного права, то ли (скорее всего) прикинулся не знающим, и потому заявил, что послы должны платить купеческую пошлину за провоз через границу шитых золотом одежд и икон в драгоценных окладах. Стольник Потемкин и дьяк Румянцев были несколько огорчены, и выразили возникшее чувство несправедливости следующим образом:

«Враг креста Христова, как ты не устрашился так говорить!.. Скверный пёс, не токмо было тебе с тех пречистых и святых икон пошлины имать, и с посольского платья и с рухляди никоими меры имать было не мочно, потому: посланы мы от великого государя нашего, от его царского величества, к великому государю вашему, к его королевскому величеству, для великих их государских дел и для братской дружбы и любви; а купецких людей и товаров никаких с нами нет, для того и пошлин тебе с нас имать было не мочно. И видя твое безстыдство и нрав зверский, как псу гладному или волку несыту, имущу гортань восхищать от пастырей овцы, так тебе бросаем золото, как прах».

Сам покойный Иван Васильевич восхитился бы этим слогом, благо тоже был мастак. После этой дипломатической ноты, правда, всё равно пришлось снять с икон оклады и оставить их, чтобы таможня позволила продолжить путь.

Реклама

2 комментария

Filed under 17th century, Culture, Eastern Europe, Spain

2 responses to “Наш человек в Гишпании

  1. satchel17

    «Они же носят при себе по две шпаги: одна мерная добре, а другая короткая, и ту шпагу короткую скрыто носят».
    Очевидно, имелась в виду мода носить дагу сзади за спиной, горизонтально?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s