Не только Колумб

На полярных морях и на южных,
По изгибам зелёных зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель…
(Н. Гумилёв)

1. Фортуна путешественников.

Колумб всегда жаждал славы. Титулы Адмирала моря-океана и Вице-короля Индии значили для него больше золота. Но удача быстро отвернулась от мореплавателя. Титулов его в итоге лишили, а славы он так и не дождался — миф о великом Христофоре Колумбе возник уже посмертно. При жизни уделом стареющего первооткрывателя были лишь сетования на свои злоключения.

Кристобаль Колон, как он звал себя в Испании, не обладал многими качествами из тех, что ему впоследствии приписали. Зато при всём своём честолюбии он не был эгоистом и умел переживать за других. Об одном из своих друзей тяжело больной Колумб, умирающий в нищете и забвении,  незадолго до смерти написал: «Фортуна была [к нему] враждебна… как и ко многим другим. Его труды не принесли ему тех плодов, которых они заслуживают». Этот друг был таким же путешественником, как бывший Адмирал моря-океана, одним из многих отважных людей, искавших дорогу к новым землям или новые пути к старым.

Открытие западного континента не было случайным — случайным было, что это сделал Колумб. Если бы он не достиг Южной Америки в 1498 году, первым бы считался кто-нибудь другой из бесчисленных навигаторов. Гонка через Атлантику, продолжалась сотню лет, постепенно отодвигая границы terra incognita, и в конце XV века она подошла к завершению. На финиш приходили почти одновременно десятки путешественников. Например, Педру Альвариш Кабраль, который достиг побережья Бразилии в 1500 году. Алонсо де Охеда приплыл к побережью Венесуэлы в 1499 году. Его сопровождал тот самый друг Колумба, о судьбе которого Христофор так сокрушался. Этот друг впоследствии пересечёт Атлантику ещё два или три раза с 1501 по 1503 год, после чего тут же издаст книги с описаниями своих странствий. Писать он умел лучше, чем Колумб, и читать его книги было гораздо интереснее, так что именно они разлетелись по Европе огромными тиражами.

Колумб умер, так и не узнав (к счастью), что в 1507 году немецкий картограф напишет на свежей карте поверх побережья нового континента имя его друга — Америго Веспуччи.

та самая первая карта с «Америкой» 

Уошингтон Ирвинг в биографии Колумба 1828 года продвигал идею, будто только плавание этого навигатора открыла европейцам глаза на то, что земля круглая, и оттуда это мнение разлетелось по многим книгам. Однако, тем самым Ирвинг показал лишь свою непроходимую глупость: европейцы знали о круглой планете с давних пор, вопрос был лишь в её размере. Колумб планировал своё плавание, считая размер Земли меньше, чем было принято в его время. Также он расходился с современниками насчёт размера Евразии и местоположения Японии. Во всех трёх вопросах он оказался неправ, однако именно благодаря ошибкам Колумб решил, что западный путь в Индию возможен. До него считалось, что дистанция слишком велика, чтобы можно было загрузить на корабли необходимое количество воды и провизии.

Колумб долго всех уверял, что доплыл именно до Азии, а не до нового континента. Был ли он искренен или говорил так просто потому, что договор с королевой Изабеллой заключал на открытие пути в Индию? Кто знает. Да и хватит говорить о нём, лучше вспомнить других великих мореплавателей. Насколько хорошо Колумб знал об экспедиции Кортереала, который отправился северным путём и достиг Гренландии? Или о  тех португальских экспедициях, которые открывали Азорские острова, Саргассово море и далее. Или о том, что баскские рыбаки промышляли около Ньюфaундленда начиная с 1460-х и, вероятно, высаживались на берег чтобы вялить треску. Есть гипотеза, что Колумб именно от них узнал о существовании большой земли на западе.

В тени гигантской статуи Колумба полно могил безвестных моряков. Открытия Колумба стали возможны только благодаря предыдущим путешественникам. Имена большинства из них давно потерялись во времени и выветрились из памяти неблагодарных европейцев, но каждый хотя бы знает того, кто дал основной толчок тяге европейцев к новым землям: Марко Поло. Именно его рассказы о Китае, Японии, Яве, Бирме, Индокитае и Индии заставляли новых и новых капитанов вести свои суда курсом на горизонт. Они искали баснословно богатые страны, где «в изобилии золото, жемчуга и драгоценные камни, так что храмы и резиденции правителей покрыты чистым золотом». Страны, где есть тонны специй и других товаров, где удача и богатство ожидают всех отважных и деятельных. В общем, мир в XV веке лихорадило: все ждали крупного открытия и все старались сделать его первыми.

Карта, которую Христофор Колумб и его брат Бартоломео нарисовали в Лиссабоне в 1490 году.

2. Поговорка португальских моряков.

Многие старались следовать за Марко Поло сухопутным путём. Это означало 10 000 миль, на которых караванам приходилось плутать по лесам, пересекать пустыни и карабкаться в горы, кроме того в программе тура были и встречи ссамыми разнообразными опасностями. В итоге же овчинка выделки не стоила: обратно на спинах животных удавалось увезти гораздо меньше товаров, чем хотелось бы, и традиционная Средиземноморская торговля приносила намного больше прибыли. Необходима была морская экспедиция, но она требовала большего мужества и колоссального вложения средств.

Большая жалость, что во время лиссабонского землетрясения1755 погибли архивы с материалами о плаваниях Васко да Гамы и более ранних португальских мореплавателей, иначе нам было бы известно намного больше подробностей об их странствиях. И всё же мы знаем, что один за другим моряки, в основном португальские, плыли на юг, вдоль побережья Африки, в поисках дороги на восток. Их продвижение к мысу Доброй Надежды было крайне медленным. В то время даже считалось крайне опасным приближаться к экватору: моряки с ужасом рассказывали в тавернах, что там лучи солнца падают вертикально и несут мгновенную мучительную смерть для всего живого. Всё, что могли португальские капитаны — это проплывать чуть-чуть дальше своего предшественника, а затем находилась причина поворачивать обратно. Интересно, тогда ли возникла известная поговорка португальских моряков «navigare nesesse est, vivere non nesesse» — «плавать по морю необходимо, жить необязательно». К моменту смерти португальского принца Энрике, бывшего инициатором и спонсором этих экспедиций (1460 г.), кораблям оставалось ещё 600 миль до экватора. В Лиссабон уже поступали рабы и товары, а Африка всё ещё казалась бесконечной.

После того, как вместо барк и баринел португальцы стали задумываться, а не пора ли искать западный путь в Азию вместо бесперспективного огибания Африки (мыс Доброй Надежды Бартоломеу Диаш откроет только в 1488 году). строить каравеллы, он стали плавать и на запад, вплоть до Саргассова моря. В это время в истории Нового Света возникают… норвежцы. Ещё в 1450 году король Христиан I (эдакий здоровяк, шумный и громкий, настоящий Портос на троне) написал Папе Римскому послание, в котором заявлял, что его королевство (включавшее Данию и Норвегию) расположено рядом с Тартарией (то есть Китаем). Папа ответил, что среди его астрономов заявление короля вызвало серьёзные дискуссии. Действительно, в то время такая географическая теория не казалась смешной. Норвежцы вообще всегда верили сагам об открытии Винланда, а во второй половине XV века многие европейские учёные считали Гренландию продолжением Азии. Именно поэтому на карте Кантино, сделанной в 1502 году к очертаниям Гренландии сделана пометка, что «по мнению космографов это [южная точка Гренландии] — самая дальняя точка Азии».

Карта новых португальских открытий, которую Альберто Кантино контрабандой вывез в Венецию в 1502 г.

Португальцы наконец решили попробовать  плыть северным путём. Холод и лёд пугал капитанов не меньше экваториальной жары, так что они обратились к тем, кто на льду собаку съел (порой в буквальном смысле) — к норвежцам. Принц Энрике развернул масштабную дипломатическую кампанию по склонению Христиана I к совместной экспедиции на запад от Гренландии. К сожалению, в этот момент Энрике умер. Его дело продолжил племянник — король Альфонсо V. К делу он подошёл ответственно и сначала решил получить совет эксперта. На роль такового был выбран широко известный по всей тогдашней Европе астролог и космограф Паоло Тосканелли из Флоренции. Тосканелли ответил королю, послав ему карту и подробное письмо, датированное 25 июня 1474 года. В письме он убеждал короля, что надо проплыть всего 5 000 морских миль на запад из Лиссабона, и там сразу обнаружится Квинсай, огромный город Китая, который так много хвалил Марко Поло. Эхо именно этого письма потом будет видно в записях Колумба о своих путешествиях.

Король Альфонсо тут же отписал королю Христиану, мол, давай пошлём туда экспедицию, с меня деньги, а с тебя корабли с командами. Предложение было принято и подготовка началась. Два года спустя экспедиция покинула гавани. Король Альфонсо хотел плыть строго на запад, как советовал Тосканелли, и в этом случае, возможно, уже в 1476 году было бы совершено более грандиозное открытие, чем то, которое сделал Колумб. Однако, Христиан такой курс не одобрил. Дидрик Пининг, знаменитый мореплаватель, командовавший экспедицией, должен был воспользоваться тем, что хорошо знал пути в Гренландию, после чего планировалось плыть вдоль побережья: ведь побережье Гренландии считалось побережьем Азии, а потому логично было выбрать безопасное плавание в виду земли, а не через море-океан. Вместе с Пинингом плыл и его давний приятель Иоганн Потхорст. Единственным значимым португальцем на борту был Жоао Ваз Кортереал, дворянин, посланный Альфонсо в качестве наблюдателя, так что норвежцы были свободны в выборе курса.

Карта мира Андреа Бьянко, мореплавателя-картографа, сделана в 1436 году (Север тут слева)

Итак, несколько кораблей отправились в погоню за неизведанным. Пока они плывут, можно сказать, что относительно этой экспедиции сохранилось очень мало сведений. Современные учёные собирают их по кусочкам из старых писем, книг и пометок на голландских, португальских, испанских, французских, английских и немецких картах (сам по себе рассказ об этом может быть круче детективов). Например, есть письмо от бургомистра Киля Карстена Грипа датскому королю Христиану III, датированное 1551 годом. В ответ на запрос каких-то документов, Грип пишет: «Я в этом году видел найденную в Париже карту, на коей Вашего Королевского Величества земля, Исландия, показана с описанием всех необычных вещей, каковые там видеть можно. По карте этой получается, что Исландия в два раза больше Сицилии, а также говорится, что два шкипера, Пининг и Потхорст, были посланы с несколькими судами Христианом I, дедушкой Вашего Величества, по просьбе Его Величества короля Португалии как экспедиция к новым островам и континенту на Севере».

Это единственное упоминание имени Пининга в связи с экспедицией, хотя вообще о нём в истории много чего осталось (примечательная и разносторонняя личность: флотоводец, торговец, пират, враг Ганзы). Зато Жоао Кортереал упоминается восемь раз, в основном в пометках на картах XVI века, где изображалась открытая им «земля» (Terra do Ja Vaz, B. de Ja Vaz, Terra de Jeha baz, G. de Ja. Vaaz, Terra de Jehan Vaaz, Terra de J. Vaaz).

В поисках заметок об экспедиции Кортереала исследователи натолкнулись на многочисленные упоминания экспедиции под руководством норвежского капитана Иоганна Скольпа, имевшей место в том же 1476 году. Например, Фритьоф Нансен нашёл документ 1575 года, в котором коротко упоминались ранние попытки найти Северо Западный Проход (к Китаю). В частности, после слов о путешествии Кабота 1497 года и Каспара Кортереала 1500 года говорилось: «Чтобы найти проход из Северного Моря в Южное море (Тихий Океан), надо плыть на 60й градус, то есть, от 66 к 68. На северной стороне этого прохода был Джон Скольвус, капитан из Дании, в 1476». Это описание соответствует восточному концу Гудзонова пролива, который в Средние века считали Гинунгагапом, связующим звеном между внутренним (Атлантическим) и внешним океаном (в скандинавской мифологии Гинунгагап это мировая бездна, заполненная инеем, из которого в начале времён возник великан Имир).

Карта мира, изготовленная из дерева венецианским монахом Фра Мауро в 1457 (1459) году

Голландец Корнелиус Витфлит в 1597 году писал, что «Честь второго открытия Америки принадлежит Иоганну Скольвусу Пилонусу, который в году 1476 доплыл до северного пролива в арктическом круге и выплыл к Лабрадору и Эстотиланду» (кстати перввооткрывателем Америки Витлифт считал вовсе не Колумба и даже не викингов, а братьев Зено — но о них позже).

На глобусе 1537 года работы Геммы Фризиуса, использовавшего труды Герхарда Меркатора, есть аннотация к проливу, названному Fretum trium fratrum (залив Святого Лаврентия): «Quij Populi, ad quos Johannes Scolvus peruenit circa annum 1476» (Люди quii, через которых Иоганн Скольвус прошёл около 1476). Название quij было непонятно всем коментаторам, пока европейцам не стало известно об индейцах племени кри, живших в области к югу от Гудзонова залива и на северо-западе от залива Святого Лаврентия.

Есть и несколько других свидетельств. Сопоставив их, учёные пришли к выводу, что под именем Иоганна Скольпа (Скольва) скорее всего скрывается Иоганн Потхорст, участвовавший в экспедиции Пининга и Кортереала. Оказывается, фамилия Скольп звучала по-плебейски, и когда его произвели в рыцари за успехи экспедиции, то дали более благородную фамилию Потхорст, более приятную уху короля. Гербовый щит Потхорста можно увидеть на своде Церкви Марии в Эльсиноре.

Самое примечательное из свидетельств об экспедиции, на мой взгляд — это письмо от 14 июля 1493 года, написанного доктором Монетариусом из Нюрнберга португальскому королю от имени Мартина Бехайма (создателя первого в мире глобуса в 1492 году). В этом письме Монетариус упоминает, что «герцог Московии» «несколько лет назад открыл огромный остров Гренландию, побережье которого простирается более чем на 300 лиг, и там сейчас много колоний, заселённых подданными герцога». Это могло относиться только к экспедиции Пининга-Скольпа в 1476 году, которая плыла много миль вдоль побережья Гренландии. Монетариус ошибочно полагал, что Гренландия принадлежит России, поскольку Бехайм вслед за Николасом Германусом полагал, что Гренландия находится на севере от России.

Генуэзская карта мира 1457 года

Но что же происходило с самой экспедицией? Как уже можно было понять из вышеописанных свидетельств, она достигла побережья Северной Америки и входа в Гудзонов пролив. Насколько могли, моряки исследовали те места, но Индией там и не пахло. Решено было, что дальше плыть не имеет смысла. Новости вовсе не обрадовали короля Альфонсо. Надежда на морской путь в Китай через Северо-Западный пролив погибла. Северная Америка португальцев вообще не прельстила. А зря. Кто знает, как могла повернуться история, начни они её колонизацию. Впрочем, королю Альфонсо некогда было осваивать открытое. В 1476 году он проиграл в войне против двоюродного брата своей жены (от таких родственников одни неприятности), короля Фернандо, и вынужденно отрёкся от престола. До смерти устав от земной суеты, Альфонсо удалился в монастырь, где до конца своих дней размышлял о тщетности жизни. Результатом экспедиции 1476 года стало только расширение знаний картографов о нашем мире.

Экспедиция эта была последней, принесшей новости о Гренландии до её переоткрытия примерно через 250 лет. Имеется письмо Папы Александра VI, отвечающее на прошение бенедектинского монаха по имени Маттиас, желавшего стать епископом гренландским. Эта петиция была послана предыдущему Папе Иннокентию VIII (1484-1492), но ещё не была удовлетворена. Папа Александр VI, как это было принято тогда, повторяет многое из текста прошения. Из этих цитат видно, что до Гренландии можно доплыть только в августе, потому что в другое время года её окружают льды. Проситель считал, что из-за этого ни один корабль не достигал Гренландии за 80 лет, и ни один епископ или священник не жил там. В результате большинство её обитателей отказались от христианства, о котором у них не осталось иной памяти кроме алтарного покрова, который демонстрировался раз в год и последний раз использовался сто лет назад прежним епископом на Пасху.

Действительно, норвежский король посылал своих клириков в Гренландию ещё в середине XIV века, потом в Гренландии по сегодняшним данным побывал корабль, который вернулся в Норвегию в 1410 г., после чего до 1476 г. никто туда не плавал, а последний епископ Гренландии умер в 1383 г. Письмо Папы Римского также показывает, что новости из Гренландии только недавно достигли Европы, и эта деталь тоже подтверждает историю экспедиции Пиинга-Скольпа.

Ещё одна карта мира, нарисованная до 1492 года

3. Поход эпигонов.

Все в Португалии забыли о северной экспедиции. Помнил лишь Кортереал. Он был отличным офицером, умелым и опытным в делах войны и мира. Вскоре его назначили вице-королём острова Терсейра (один из азорских) — очень почётный и хорошо оплачиваемый пост (маловероятно, что это была награда за экспедицию). Стареющий Кортереал не собирался отправляться в новые опасные путешествия. Зато его три сына, воодушевлённые рассказами о новой земле, которую отец видел на западе, потратили всё семейное состояние на снаряжение одной экспедиции за другой, чтобы снова найти ту «Землю трески».

Они не зря спешили. Когда испанцы наложили руку на Карибские острова, когда Кабот доплыл до того места, которое нашёл старший Кортереал, всем стало очевидно, что нужно рисковать ради получения несметного богатства. Азарт сыновей стал самым верным свидетельством того, что плавание их отца, достигшее Северной Америки, действительно имела место. Гаспар Кортереал, самый младший из трёх, лично вёл две новые экспедиции, а братья снабжали его деньгами. 12 мая 1500 года король Мануэль 1469-1521 подписал дарственную Гаспару и его наследникам на острова и континент, который братья на собственный страх и риск собирались найти и снова открыть. Из этого документа можно сделать вывод, что старший Кортереал в 1476 году прошёл вглубь по реке Святого Лаврентия, пока не убедился в том, что открыл действительно континент, а не остров.

Из второй экспедиции (1501 год) вернулись только два корабля из трёх, корабль Гаспара погиб со всей командой. 15 января 1502 года король Мануэль подписал новую дарственную — теперь Мигелю Кортереалу, на половину земель, открытых Гаспаром, а также земли, открытые им самим. С неукротимой энергией Мигель подготовил экспедицию и отплыл на двух кораблях. Больше их не видели. В 1912 году Эдмунд Делабарр заявил, что отметки на скале в Массачусетсе позволяют предположить, что Мигель Кортереал всё же достиг континента, но Сэмюэл Элиот Морисон развенчал это доказательство в 1971 г.

Старик Жоао и его сыновья, несомненно, лелеяли надежду на то, что эта сказочная страна за далёкими морями станет источником великой славы и богатства их древнего аристократического рода. Судьба распорядилась так, что они заплатили жизнями двух из трёх братьев всего лишь за отблеск славы.

Карта 1513 года, авторства того самого человека, который первым назвал Америку в честь Веспучи.

4. Карта братьев Зено.

Выше я упомянул, что голландец Корнелиус Витфлит в 1597 году отдавал Иоганну Скольвусу Пилонусу «честь второго открытия Америки». Первым же открытием Витлифт вслед за многими людьми его времени считал братьев Зено. С этим именем связана вот какая история.

В 1558 году некий Николо Зено опубликовал в Венеции карту и серию писем, найденных им в родовом доме. Карта и письма по заявлению Николо были сделаны около 1400 года и описывали путешествие его предков, братьев Зено в 1390-ых годах под командованием некоего князя Зикмни. В ходе своего путешествия они пересекли Северную Атлантику и достигли Северной Америки, таким образом первыми открыв Америку.

Письма делятся на написанные жившим в XIV веке Николо Зено к своему брату Антонио и написанные Антонио к третьему брату — Карло. Николо описывает, как он в 1380 году поплыл из Венеции в Англию и Фландрию. По пути Николо открыл остров Фрисландию (не путать с Фризской областью в Северной Европе), который оказался вдвое больше Ирландии. Остров он не только открыл, но и застрял на нём, пока его не спас Зикмни, князь каких-то Порландских островов рядом с южным побережьем Фрисландии, одновременно бывший герцогом Соранда, что на юго-восток от Фрисландии. Николо написал об этом брату, и Антонио тоже приехал на Фрисландию, где оставался там 14 лет. За это время он под командованием Зикмни повоевал против некоей Эстляндии (судя по всему это были Шетландские острова) и против Исландии, после чего Зикмни захватил семь островов на восток от Исландии.

Николо так и умер на Фрисландии, а князь Зикмни и Антонио Зено поплыли на запад и открыли большой остров под названием Икария, чьё население отбило попытки Зикмни там высадиться. Так что Зикмни и Антонио отправились дальше на запад и нашли огромную землю, Энгроуэландию, которая понравилась князю климатом и почвой. Остальная команда и Антонио решили вернуться домой, а Зикмни остался исследовать новую территорию и строить там город.

Карта Зено 1558 года

История братьев Зено и их карта стали широко известны в XVI веке, и многие последующие картографы использовали эти данные (Фрисландия есть на почти всех картах с 1560 до 1660 г.). А вот сегодня считается, что все эти чудесные путешествия были фальшивкой, сфабрикованной Николо Зено, жившим в XVI веке, чтобы ретроспективно заявить притязания от Венеции на открытие новых земли раньше Колумба. Карта Зено была совершенно фантастической, а описанные в письмах острова были вымышленными. Были найдены свидетельства, что Николо Зено действительно существовал и плавал в Англию и Фландрию в 1380 году, но… благополучно вернулся в 1385 году. Более того, через много лет после его предполагаемой смерти на Фрисландии имя Николо Зено обнаруживается в судебных документах Венецианского суда, который осудил Николо в 1394 году за хищение государственных средств в бытность его губернатором Модоны и Короны в Греции в 1390-1392 годах. Ещё известно, что Николо написал завещание в 1400 году.

Также, исследователи установили, что карта Зено нарисована на основании реальных карт XVI века, в частности, карты Севера работы Олауса Магнуса (Carta marina), Caerte van Oostland Корнелиса Антонисзона и карт Севера Клавдиуса Клавуса.

Впрочем, кто знает, как дело обстояло в реальности. Зато можно сказать, что некоторые считали мифическую Фрисландию — Атлантидой, которая только иногда поднимается из воды, а потом снова исчезает в пучине.

Карта Николая де Кавери, около 1505 г.

Вы все, паладины Зеленого Храма,
Над пасмурным морем следившие румб,
Гонзальво и Кук, Лаперуз и де-Гама,
Мечтатель и царь, генуэзец Колумб!

И все, кто дерзает, кто хочет, кто ищет,
Кому опостылели страны отцов,
Кто дерзко хохочет, насмешливо свищет,
Внимая заветам седых мудрецов!

Как странно, как сладко входить в ваши грезы,
Заветные ваши шептать имена,
И вдруг догадаться, какие наркозы
Когда-то рождала для вас глубина
(Н. Гумилёв)

«Дева мореплавателей» (La Virgen de los Navegantes), первая в мире картина на тему Великих географических открытий. Среди персонажей на картине: Фернандо Арагонский, Карл V, Колумб, Веспучи, братья Пинзон.

Ещё по теме: Португальцы о китайцах

Реклама

1 комментарий

Filed under 15th century, 16th century, Alien Civilizations, Portugal, Spain

One response to “Не только Колумб

  1. Уведомление: Вперёд, к Эльдорадо! | Averrones

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s