Тайное оружие Европы: истоки страхования

Есть у меня одно любимое занятие, связанное одновременно и с профессией, и с хобби. Точнее даже, не занятие, а привычка — склонность прослеживать историю отдельных институтов современного права до их истоков, теряющихся где-нибудь в Древнем Риме или Средневековье. Льщу себе мнением, что такой комплексный подход позволяет лучше понимать те процессы, которые идут в праве сейчас и будут происходить в будущем. Но главное, что это очень интересно.

Сегодня многое в праве уже сильно формализовано, юридическое мышление стало более абстрактным и научным. Право 21-го века замечательно и эффективно, но кое-что потерялось по дороге. Изучение истории права — это наблюдение за кропотливым трудом художника Ренессанса, а работа с современным правом — это блестящий металл и мерный гул непрерывно работающей типографии. История права — это часть истории культуры человечества, которая точно так же даёт почувствовать дыхание минувших столетий, как анализ сохранившихся писем, мемуаров и бытовых картин.

Возьмём, например, страхование. Скучнейшая тема, от которой любой начнёт зевать — если говорить о современной многомиллионной индустрии. Кто ещё вспоминает, что история страхования вовсе не прозаична. В ней есть борьба с судьбой, натянутые нервы и канаты, плеск лазурных волн и паруса флотилий, что ушли ко дну столетия назад…

Страховое дело родилось в городах мореходов, чтобы служить на благо торговых судов, точнее, их владельцев. Оно было защитой людей от грозного трезубца Посейдона, удары которого всегда были болезненны и непредсказуемы. Там, где мы увидим судоходство, будет и страхование — будь то Древняя Греция, средневековая Италия или колониальная Британия. Но надо помнить, что настоящее страхование возникло и развилось именно в средневековой Европе.

Да, было что-то вроде страхования и у древних цивилизаций — бодмерея. Это договор, по которому капитан или собственник судна брал крупный заём под залог судна, чтобы купить товары и всё необходимое для плавания. Если корабль благополучно вернётся, заём будет возвращён с хорошим процентом, а не вернётся — заём останется у капитана как компенсация потерь. Недешёвое удовольствие, но овчинка с лихвой покрывала издержки выделки, так что бодмерея использовалась практически везде и всегда. Ещё в законах Хаммурапи есть упоминание такого договора, а в Афинах пожалуй впервые обогатили бодмерею расчётом процентной ставки в зависимости от времени года и иных рисковых событий. Но это не страхование.

В державе Ахеменидов каждый год монарху подносили дары, и стоимость их вносилась в реестры. В течение года даритель мог попросить взамен о помощи монарха, если оказывался в беде, строил дом, устраивал праздник, женил детей и т.д. Если дар стоил более 10 000 дерриков (местных золотых монет), то даритель получал помощь, которая стоила в два раза больше дара. На Родосе купцы одной флотилии вносили деньги в общий котёл, из которого возмещались убытки того из них, кого во время путешествия обокрали пираты или штормы.  В Греции и Риме создавались особые сообщества, в которых постоянно платились членские взносы, а общества взамен заботились о больных и о семьях погибших. Такие же обязательства в Средние века существовали внутри городских гильдий. Но это тоже не страхование. В дальнейшем такие сообщества стали больше напоминать уже не страхование, а потребительские кооперативы, так как деньги стали выплачиваться не только при неблагоприятных происшествиях.

Настоящее страхование должно быть отделено от инвестиций, займов и прочего. Кого удивит, что в Средние века оно процветало на Апеннинском полуострове? Итальянцы знали толк в торговле. Пока другие купцы ещё чесали в затылке, гадая о прибыли, итальянцы давно и успешно страховали свои корабли. В конце концов, зачастую купцу принадлежало одно-два судна, и если хотя бы одно погибнет в шторм, уже невесело, когда же второе захватят пираты, то хоть вешайся. Уже к концу XII века в Италии страхование выглядело привычно для современного глаза. Приходишь к занимающемуся этими делами человеку. Спрятавшись за счётными книгами и столбиками дукатов, он тебе говорит, за какой взнос какое возмещение получишь. Платишь и спокойно уплываешь за пряностями. От XII — XVI веков сохранились очень скудные документы о морском страховании, но, всё же, кое-что есть. Например, отдельные страховые договоры (то есть не связанные с займами и иным) были изобретены в Генуе в XIV в., и первый из сохранившихся договоров — генуэзский, 1347 года. Первая книга о страховании — юридический трактат «О страховании и купеческих пари», написанный Педро де Сантаремом из Сантерны в 1488 г. и напечатанный в 1552 г. А флорентийский статут 1523 года содержит форму страхового полиса, которая не так уж сильно отличается от принятой в 1779 году знаменитым английским страховщиком Ллойдом.

Страхование было одним из стимулов развития торговли. Суть его состояла в разделении морских и рыночных рисков. Морские риски принимали страховщики, а рыночные оставались на капитанах и судовладельцах, что делало их бизнес более предсказуемым. Ведь опасность того, что груз не будет продан и пропадёт весь вложенный капитал, не шла ни в какое сравнение с рисками открытого моря, а тем более океана.

Средневековая торговля интересна элементом случайности. Это ещё не машина для производства денег, а, по большому счёту, авантюра. Попробуй-ка учти болезни, шторм, мятеж, войну, пиратов, цены. Попробуй сам открыть торговый путь туда, куда никто ещё не заплывал. Повезёт — окупится сторицей, начнёшь разъезжать на золочёной карете. Хотя это вряд ли — легче подцепить иноземную заразу, растерять на незнакомых рифах корабли, а то и вовсе угодить в гости к туземцам, которые очень изголодались, гм, по цивилизации. Так и плыви по неверным картам, многие месяцы дрожа на палубе от сырости, холода и страха за груз, в котором всё твоё состояние — играли-то тогда ва-банк. А скука плавания может показаться желанной, когда кто-то захочет запустить в твой трюм лапу, и надо браться за пушки, пистолеты и тесаки. Так что тогдашние торговцы порой давали фору любому корсару в том, что касается морской романтики. Если и в XVII веке многие торговцы сами вели свои корабли, то что уж говорить о более ранних веках. Когда ты будешь стар, богат, когда станешь владеть десятком галеонов иль каррак — тогда и посидишь на берегу, считая барыши и внуков. А до тех пор нет резона доверять пришлому капитану, лучше самому отплыть и провернуть сделки, на худой конец, родственничка послать — вон, племянник любезный по молодости лет горяч настолько, что хоть в Египет, хоть на Балтику…

С каждым годом всё больше шебек, галиотов и каравелл уходило в плавание. В море становилось тесно. Но торговля пока что оставалась рискованным делом — время легенд о Летучем Голландце ещё не прошло. В страховании ничего сильно не менялось — например, при расчёте вероятностей потери судна и размера премий Ллойд чуть ли не до XIX века использовал данные конца XVII века, когда этой крупнейшей фирмы ещё не существовало, а была только кофейня в Лондоне, принадлежавшая Эдварду Ллойду.

Кофейни эти была интереснейшим явлением. Такие заведения в XVII веке были популярны вовсе не из-за любви англичан к кофе. Это была альтернатива тавернам, в которые респектабельные господа ходить избегали: мало ли что, ещё устроят пьяницы дебош, в ходе которого случайно получишь кружкой по аристократическому лбу. Так что джентльмены собирались не в пивных, а в кофейнях, чтобы обменяться новостями, слухами, заключить сделки, найти нужных людей или просто перекинуться парой слов с другом. Кофейни стали настолько значимой частью лондонской культуры, что в 1675 году удостоились и монаршего внимания. Карл II решил, что подобный обмен информацией вредит интересам государства, а потому кофейни надо закрыть. Завсегдатаи возмутились. Они так бурно протестовали, и среди них нашлось так много заметных персон, что король отменил свой запрет уже через шестнадцать дней. В кофейнях можно было повстречать и многих слуг государства и сами появлялись в кофейнях. Например, захаживал в них и Сэмюэль Пепис, секретарь Адмиралтейства военного флота, известный своими подробными дневниками. Этот достойный человек считал, что в кофейнях получит новости морей и вести о прибытии кораблей быстрее, чем у себя на службе.

Система страхования, которая появилась тогда, сохранилась до сих пор. Любой, кому надо было застраховать корабль, нанимал в кофейне профессионала-брокера, а тот уже обходил кучу страховщиков, каждый из которых за определённый взнос обещал выплатить возмещение — таким образом, весь общий риск разбивался на много маленьких. Это было удобно как страховщикам, обязующимся малой суммой, так и страхователям, снижающим риск невыплаты возмещения.

Эдвард Ллойд открыл свою кофейню в 1687 году в очень удачном месте: близ Темзы на Тауэр-стрит, прямо у доков. Вскоре клиентов стало слишком много, и в 1691 году Ллойд перебрался в значительно более просторное и роскошное помещение на Ломбард-стрит. Отчего именно его кофейня была так популярна? Очень просто: удобное место, большое помещение, всё надраено до блеска, персонал аккуратен и услужлив, разносят кофе, чай и сладости, легко сохранять конфиденциальность переговоров. Желающим для особо секретных дел предоставлялись индивидуальные закрытые кабинки, а также бумага, перья, чернила, песок и прочие нужные для ведения дел вещи. Было даже особое место, где собирались капитанов, чтобы обсудить опасности новых маршрутов — маршрутов, которые уводили их все дальше на восток, на юг и на запад.

Интересно, что Ллойд и не занимался страхованием. Он делал хорошие деньги, поскольку хорошо знал, чего хотят его клиенты. Кроме того, он был в курсе многих разговоров, хорошо их понимал и запоминал, так что вскоре лондонцы поняли, что именно у Ллойда надо спрашивать свежие новости о морской торговле. Спрашивали, спрашивали, и в итоге Ллойд решил на этом зарабатывать: в 1696 году начал выпускать знаменитый «Lloyd’s List». В этой «газете» были сведения о прибывающих и отплывающих судах, об обстановке за границей и на морях — всё то, что было жизненно важно для морской торговли. Завёл он и сеть корреспондентов из главных портов Англии и континента.

Кофейня работала без перерывов, и даже ночью была заполнена посетителями. Одни страховали свои корабли, другие договаривались о поставке товаров из дальних страны, а третьи намечали путь по истрепавшимся картам. А за окнами кофейни подходил к концу XVII век, жестокий и прекрасный, с его шпагами, широкополыми шляпами, плащами и расшитыми камзолами.

В страхование англичане привнесли одну очень английскую черту — любовь к пари. Страхование в то время — это не скучная статистика, точные вычисления и механический сбор-выплата. Это игра! Это азарт! Страховщики тогда любили рискнуть состоянием, подписавшись на слишком много возмещений — пан или пропал. Страхование кораблей для них не отличалось от пари на победителя в спорте или в войне, так что страховать стали не только торговлю. Известны случаи страхования-пари на дату смерти короля, на то, когда наконец развалится ветхий дом, на вероятность попасть в руки разбойникам с большой дороги, на смерть от пьянства или от лошадей и даже «страхование женского целомудрия».

Такие пари не всем были по нраву — многие страховщики терпеть не могли своих буйных коллег. Они вели дела чинно и важно, тем самым ставя точку на интересной части истории страхования. Далее она уже не столь привлекательна. Однако будем помнить, что страхование было одним из тех инструментов, которые вознесли Европу на вершину мира. Именно такие правовые мелочи, складываясь вместе, помогали достигать новых земель и открывать торговлю с ранее неизведанными странами. Остановитесь на минуту и задумайтесь об истинном значении подобных европейских изобретений — в них заключена не меньшая часть души Европы, чем в картинах и книгах.

Реклама

8 комментариев

Filed under 17th century, Economics, England, Italy, Law, Medieval

8 responses to “Тайное оружие Европы: истоки страхования

  1. Faber_scriptor

    Замечательно написано) Спасибо.
    Я, правда, не понимаю, чем бадмерея от страхования отличаеться. Еще, кажеться, у Дельбрюка читал, что у римских аквилиферов было что-то вроде кассы, куда легионеры сдавали часть жалования. И эти деньги потом могли пойти, например на лечение пострадавшего легионера. Т.е. это было что-то вроде страховой кассы.

    • При бодмерее выдаётся займ, который потом возвращается с процентами. Настоящее страхование — это только уплата взноса страхователем страховщикУ, без прочих движений денежных сумм.

      • Здесь допущены некоторые неточности: Во – первых, даже при рисковом страховании, о котором здесь идет речь, существует выплата страховой суммы при наступлении страхового события, а это движение денежных от страховщика к застрахованному лицу; а во- вторых, здесь не упоминается страхование жизни, которое по своей сути своей является накопительным и более напоминает «…особые сообщества, в которых постоянно платились членские взносы, а общества взамен заботились о больных и о семьях погибших…». Хотя я в истории не особо силен и возможно найдутся более подходящие примеры.

        В любом случае спасибо. Интерсная статья.

        • Я имел в виду «движение денежных сумм, не связанных собственно со страхованием» — таких как этот займ при бодмерее, который в случае нормального течения событий возвращался обратно. Страхование жизни тут упоминается римское и гильдейское — торговое страхование же с ним было практически не связано очень долгое время. Не было долго и нормального расчёта того, сколько надо вносить, чтобы столько-то получать и т.п. учёта различных факторов, влияющих на суммы взносов и премий. Ну и то, что деньги платились не только при смерти, тоже роднит такие сообщества с иными правовыми формами. Интересно были ли выплаты такими обществами в форме займа если просто кто-то брал деньги на организацию свадьбы, то есть были ли тут черты настоящего потребительского кредитного кооператива.

  2. Chestnut

    Махонькая поправка — фамилия Pepis читается «Пипс»

  3. Chestnut

    Кстати, «точка на интересной части страхования» поставлена весьма условно — и сейчас вполне официально заключают пари на исход разнообразных событий. Правда, занимъаются этим уже не страховые компании, а betting shops

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s