Вопреки неизбежному: о победе Парламента над королём

«О, Господь, ведомо тебе, как занят я буду сегодня. Если я забуду о тебе, не забудь меня!.. Вперёд, ребята!» — Джейкоб Астли, генерал роялистов, перед битвой при Эджхилле.

«Твои войска по большей части — старые ничтожные слуги и трактирщики, а войска роялистов — сыновья джентльменов, младшие сыновья и знатные люди. Ты что, думаешь, что дух таких жалких войск, как наши, когда-либо сможет выстоять против джентльменов, у которых есть честь, решительность и отвага?» — Оливер Кромвель, письмо парламентскому лидеру Джону Хэмпдену после разгрома конницы Парламента при Эджхилле.

«Солдаты Кромвеля врываются в дом роялиста» by J.Williamson for the book More Pictures of British History by E.L.Hoskyn, A & C Black, London, 1914.

Войны оставляют после себя не только пепел и кости, но и вечный вопрос «а могли ли победить другие?». Первая английская гражданская война не стала исключением. Об этом говорили роялисты, унося в изгнание побеждённые шпаги. Об этом думали историки-виги, создавая миф о том, как Парламент согнул амбиции тирана короля. Об этом до хрипоты спорят и сегодня, потрясая документами с обилием цифр и слов.

В последнее время как-то особенно сильно удручают попытки некоторых историков и особенно неисториков объяснять победы и поражения в войнах сугубо экономически. Типа «у Парламента был богатый Лондон, и поэтому роялисты проиграли». Хорошо хоть нормальные военные историки подобные тезисы испепеляют. Пугает, на самом деле, любая подмена объяснения причин детерминизмом. Когда вместо вдумчивого исследования тех или иных факторов читатель видит утверждение о неотвратимости победы той или иной стороны, это следует воспринимать как красную надпись Achtung готическим шрифтом 30-го кегля. А лично я когда вижу жёсткий детерминизм, то сразу думаю, что автор, видимо, заядлый шахматист, который привык отважно строить планы без учёта случайностей хотя бы в виде бросков кубика.

Однако, похоже, сторонники неотвратимости победы Парламента сегодня постепенно оставляют траншеи наступающему противнику. Неизбежность исхода войны уже выглядит таким же мифом, как и неизбежность её начала.

Раньше было довольно трудно сравнивать положение роялистов и парламентариев — в первую очередь, из-за несоразмерности сохранившихся источников. Когда война была проиграна для дела короля, большинство офицеров-роялистов сожгли свои бумаги, прежде чем сдаться. Архивы парламентариев наоборот были сохранены и благополучно пережили Реставрацию. Понятно, что это сильно повлияло на видимую на первый взгляд картину. Однако, исследования последних десятилетий ввели в оборот новые документы. Например, теперь можно видеть, что роялисты не испытывали проблем с нехваткой лошадей вплоть до конца войны (раньше была теория, что они вынуждены были перейти на коней худшего качества и потому проигрывали). Оказалось также, что контроль Парламента над флотом и Лондоном тоже не был таким уж большим преимуществом, хотя столица и была центром промышленности. Корсары короля сильно подрывали морскую торговлю, и корабли парламента не могли с этим бороться, а роялистская блокада на суше так мешала внутренней торговле, так что экономика Лондона приходила в упадок, и резко падали налоговые сборы.

Так что сегодня сложилась забавная ситуация. Историки, которые специализируются на этой войне, вовсе не считают её исход неизбежным. Детерминизм — это прерогатива тех, кто скачет по верхам. Лишь авторы, которые пишут обзорные книги по истории Англии, или в целом о войнах того времени, всё ещё говорят о неотвратимости победы Парламента и сводят всю войну к банальному описанию одних и тех же трёх сражений — Эджхилл, Марстон Мур, Нейсби.

Особенно полезной для борьбы с детерминизмом была трилогия Малькольма Уанклина. Этот учёный сконцентрировался лишь на военном деле — и оказалось, что победы и поражения в этой странной войне определялись больше ошибками той или другой стороны, а не их экономическими или людскими ресурсами.

Например, ту точку в войне, после которой король уже не мог победить, указать легко — это битва при Нейсби. Но почему именно Нейсби? Потому что там была уничтожена армия Карла I? Но ведь потеря армии не обязательно означает конец войны. Парламентарии не раз теряли целую армию, например при Раундвей Даун в 1643 г. — тогда результатом стала потеря ими запада страны, включая Бристоль, но война продолжалась. Ответ прост — потеря армии фатальна, только если её нельзя заменить.

В конце июля 1645 года у короля действительно уже не было армии, которая могла противостоять Парламенту. Парадоксально, но хотя роялисты не были ограничены в ресурсах, новую армию создать они тоже не могли. Проблема была в пехоте. Вся королевская конница была в порядке, но королевской рати не хватало. Чтобы вывести в поле достаточно людей, роялистам пришлось опустошить гарнизоны — и после поражения при Нейсби парламент быстро захватил контроль над ключевыми пунктами. Однако и здесь можно влезть ещё глубже, и обнаружить, что несмотря на все проблемы, если бы роялисты не совершили в 1645 г. несколько стратегических ошибок, они вполне могли бы выставить на Нейсби более внушительные силы, имевшие бы возможность победить.

На самом деле, нехватка пехоты тоже не такой простой вопрос. У Парламента с солдатами тоже было туго. С конницей ещё куда ни шло — туда всегда можно было набрать достаточно дворян, но, скажем, когда парламентарии захотели включить в Армию Новой Модели 14 400 пехотинцев, им удалось собрать лишь тысяч 7. Немудрено: в любой проигранной битве гибла в основном пехота — кавалерия могла спастись даже после сокрушительного разгрома, а у пехоты было мало шансов уйти от чужих всадников. Больше всего потерь в битвах проигравшие несли именно во время преследования, когда всё потеряно, лишённые командования солдаты бегут куда попало, а безжалостные кавалеристы кружат вокруг с неистовством ястребов… Чтобы восполнить потери, парламент прибегал и к насильственной вербовке, но это оказалось слишком дорогим и неэффективным способом. Насильно согнанные под знамёна «круглоголовых» люди сражались из рук вон плохо и дезертировали при первой возможности. Гражданская война велась очень малой частью населения, а остальным была непонятна и не нужна.

Из Йоркского замка. Среди средневековых алебард, двуручных мечей и мушкетов с карабинами XIX века можно рассмотреть рапиры, мечи с гардой-корзинкой и прочее оружие XVII века, а также доспехи и шлем пикинёра.

Настоящей силой пехоты в XVI-XVII вв. были ветераны: опытные наёмники или фанатичные идеалисты, которые действительно хотели сражаться и имели за плечами немало битв. Они не только держали строй в бою, но и помогали обучать новобранцев. И тут опять вспомним об ошибках: например, у роялистов был шанс уничтожить подавляющее большинство опытных солдат Парламента после сокрушительного поражения «круглоголовых» под Лоствизиэлем, когда в руки короля попала не только вся артиллерия и 1000 коней, но и 6000 парламентской пехоты. Что же он сделал? Карл действительно был король-рыцарь. Держать столько пленных он не мог, а всех казнить не хотел. Сразу вспоминается первая битва при Ньюбери, когда целый день жестокой рубки закончился вничью, но можно было победить парламентскую армию на следующий день. Однако Карлу так опротивело кровопролитие, что он отказал своим офицерам и отвёл армию в Оксфорд. Так что после Лостуизиэля Карл просто отпустил пехоту парламентариев под обещание не сражаться против него какое-то время. Разоружённые солдаты пошли к Портсмуту, по дороге  местные жители на них отыгрались за прежние грабежи, 1000 умерла от голода, ещё 1000 дезертировала или заболела, зато остальные 4000 составили костяк новой армии. А вот парламентарии пленных в случае победы порой не брали, просто рубили всех в аду разгрома, включая обозных слуг и женщин, как после Нейсби.

Может быть, без этих ветеранов иначе бы сложился день при Нейсби? Может быть Ферфакс вообще не решился бы дать сражение. Или вторую линию пехоты Парламента роялисты опрокинули бы так же, как первую? Кто знает? Точно можно сказать только то, что не было нигде и близко никакой предопределённости, а исход войны целиком зависел от действий людей и решений, которые они принимали.

«Ну что ж, ребята, вы закончили дело, теперь потехе час — если не перессоритесь друг с другом!» — Джейкоб Астли, сдаваясь в плен в финале последней битвы Английской гражданской войны.

Реклама

1 комментарий

Filed under 17th century, England, English Civil Wars, Warfare

One response to “Вопреки неизбежному: о победе Парламента над королём

  1. Уведомление: Кампании и битвы | Averrones

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s