Вино венецианского Арсенала

Биографы, хорошо владеющие своим ремеслом, любят находить ахиллесову пяту, которая не даёт бронзоветь попавшим под перо полководцам и политикам. В самом деле, как-то интереснее читать про учиняемые неким генералом расстрелы после рассказа о его страсти к акварельным натюрмортам, а портрет коварного министра очень оживляется, если знать, что тот всегда держал в рабочем кабинете две-три кошки. Примерно так обстоят дела и с иными явлениями.

Все знают, что чуть ли не главным чудом Венецианской Республики был её Арсенал. Этакий левиафан по части производства кораблей и оружия, 60 акров территории, 2500 рабочих, 10 процентов ежегодных расходов Республики — причём на достойный масштаб производства Арсенал вышел уже в то время, когда в остальной Европе большинство производств организационно недалеко ушло от семейной мастерской. При этом чудом Арсенал был даже не просто из-за размеров, а из-за искусства управления им. Представляете, каково было организовать набор рабочих, снабжение материалами и прочее в таком объёме? Задачка не легка и сегодня, а уж в те века… Потому-то и восхищает до сих пор это предприятие, что в то время, как иные правители рвали власы из-за невозможности справиться с бардаком (как Филипп II), Венецианский Арсенал работал невероятно эффективно и исправно производил корабли и оружие, на которых держалась мощь львов Светлейшей Республики.

И вот на фоне этой гигантской машины интересно видеть такие детали, как забота о снабжении рабочих Арсенала вином. В самом деле, как это хорошо показал в своих работах Роберт Дэвис, вино было одной из главных статей расходов на Арсенал. Дороже обходилась только закупка древесины, а на смолу, железную руду, парусину и пеньку тратилось вдвое-впятеро меньше, чем на вино, иногда занимавшее до 30% бюджета мирного времени. Например, в 1643 году бюджет Арсенала включал расходы на 232 418 дукатов, из которых на зарплаты уходило 149 446, на вино 19 228; остальное на материалы. В иные годы на вино уходило до сорока тысяч дукатов, а объёмы закупок достигали 600 000 литров! При этом вино не требовалось ни на каком этапе строительства кораблей, оно должно было лишь утолять жажду «арсеналотти».

Интересно, что эта любовь к вину не была чертой, возникшей в период упадка Венеции — свидетельства существования такого обычая находят даже в 1438 году, причём скорее всего он возник ещё в 1107 году вместе с созданием самого Арсенала, настолько древним и уважаемым его считали. Бесплатное вино вообще было традиционным дополнением к заработку многих людей, работавших на Республику. Например, таким же правом обладали мясники при работе на государственных скотобойнях, а также моряки и свободные галерные гребцы на военных и торговых флотах Светлейшей. Впрочем, моряки были известны и тем, что захватывали в плавание ещё один-два бочонка собственного вина.

Бесплатные порции вина компенсировали низкие заработки и считались настолько обязательными, что многие работники вовсе отказывались приступать к делу, если их не обеспечивали вином, даже если взамен предлагалась денежная компенсация. Так, вино не полагалось плетельщикам канатов, а потому на эти места уважающие себя рабочие не шли, и Арсеналу приходилось нанимать на эти должности почти любых желающих, самой низкой квалификации. Разбавленное вино использовалось и как стимулянт для тех, кому приходилось долго и тяжело работать. Арсенал даже выдавал дополнительные порции тем корабелам, которым приходилось трудиться сверхурочно.

Кроме традиции ежедневного снабжения вином были и особые случаи. Например, в Венецианском Арсенале было принято выдавать по два литра отличного, неразбавленного вина всей бригаде в день спуска на воду нового корабля. Дюжине человек, которые занимали в Арсенале самые важные должности, полагались целые бочки вина, которые добавляли до 30% к их обычной зарплате. Эти бочки доставляли мастерам прямо на дом ежеквартально, и в год каждый получал от 450 до 1800 литров в зависимости от должности. Естественно, существенная часть этого вина затем шла на продажу.

Однако, обычно судостроители и рабочие наслаждались не vino puro, а разбавленным, так называемым «bevanda delle maestranze» («напитком рабочих»). Для получения беванды вино смешивали со вдвое большим количеством воды. Неизвестно, почему было выбрано именно такое соотношение, однако рабочие прекрасно знали на вкус, какой должна быть беванда, а также предпочитали белое вино красному. Власти знали, что вина из Романьи, Венето и венецианских владений в северной Адриатике слишком слабы, чтобы смешивать их иначе, чем 1:1. Они старались закупать для рабочих Арсенала более крепкие южные вина из таких городов, как Ортона и Васто на Адриатическом побережье, из Абруцци, из окрестностей Трани в испанской Пуглии и даже из Занте или Родоса. Такие вина выдерживали разбавление водой в пропорции 1:2 и давали беванду с достаточно приятным вкусом и крепостью около 4,5-5,5.

Надо сказать, венецианцы вообще считали разбавленное вино лучшим напитком для утоления жажды. Не случайно зимой беванды потребляли вдвое меньше, чем летом. Дело в том, что источники воды в Венеции всегда были плохими, и добавление вина существенно улучшало и санитарные качества, и вкус (говорили, что приятна на вкус вода в Венеции лишь из 2-3 колодцев). Однако, для беванды Арсенала даже воду доставляли специально — из реки Бренты. Привилегия наслаждения вином, разбавленным водой с террафермы была общей у рабочих Арсенала и самых богатых дворян. Остальные жители использовали колодцы и собирающие дождь резервуары.

Вопросы снабжения Арсенала вином решались с обычной венецианской чёткостью. Очень рано государство перешло к размещению годовых заказов на ежеквартальные поставки вина. Обычно Patroni e Proveditori all’Arsenal в начале или середине зимы выставляли контракты на аукцион на рынке Риальто. Эти контракты фиксировали цены (включая все издержки) и перекладывали вообще все вопросы логистики на продавцов. Естественно, общая цена за такое удобство получалась весьма болезненной, однако несмотря на ежегодные стенания по поводу цены власти Венеции заключали: «несмотря ни на что, снабжение вином Арсенала не должно прекращаться».

Доставленное вино размещалось в специальных погребах (caneva) недалеко от главных ворот Арсенала. Там держали около 60 бочек объёмом 2000 литров каждая. Каждое утро ответственный за погреба canever рассчитывал, сколько вина потребуется днём, и приказывал налить необходимое количество вина и воды в огромные чаны для смешивания беванды. Далее предполагалось, что беванду дважды в день будут разносить двенадцать ассистентов каневера. Поскольку этой дюжине надо было перенести каждый день 6000 литров беванды и дважды побывать у всех работников на 60 акрах Арсенала, нетерпеливые начальники рабочих бригад сами посылали своих людей, чтобы принести беванду, хотя официально это строго запрещалось. В целом такая система, при которой помощники каневера и «гонцы» бригадиров сновали туда-сюда, а чаны с бевандой стояли открытыми, казалась наблюдателям не самой идеальной.

Периодически власти начинали подозревать, что вина уходит слишком много. Устраивались тщательные проверки, расчёты, эксперименты. Например, инквизиторы (здесь — члены комиссий по расследованию хищений в Арсенале) однажды попробовали выгонять все 17 сотен рабочих на обеденный полуторачасовой перерыв за ворота Арсенала (т.к. они по идее не должны были пить вино вне работы), что дало уменьшение расходов беванды на 20%, но власти решили, что постоянно это делать нецелесообразно, и вред работе будет больше, чем от лишнего расхода беванды. Ещё на 20% уменьшали расход предложенные инквизиторами изменения в порядке распределения беванды по бригадам.

Особенно пристально ростом потребления беванды занялись в XVII веке, когда финансовое состояние Республики уже клонилось к закату. Инквизиции показывали, что на каждого рабочего в XV-XVI вв. уходило 2,5 литра беванды в день, в 1619 году 3,2 литра, а в 1639 году уже 5 литров. При этом нельзя было сказать, что рабочие стали более основательно напиваться, так что вопрос заключался в том, куда утекает лишнее. Несмотря на все усилия, фактов прямого воровства установить не удалось. (Интересно, что таверны и кабаки в районах, где жили арсеналотти, процветали, поскольку рабочие вечером всё ещё чувствовали жажду и шли пропустить пару стаканчиков. Однако в то время например во французских городах ежедневно потребляли около половины литра вина на человека, 2,5 литра разбавленного вина были нормой для большинства работяг той эпохи, а венецианцев все хором называли самым трезвым народом, к чему порой добавлялись шутки о том, что их трезвость вынужденная из-за очень скользких мостов без перил.)

В итоге виновниками лишнего потребления беванды назвали тысячи посторонних людей, которые попадали в Арсенал различными путями. Иностранцы обязательно хотели побывать там на экскурсии, капитаны наблюдали за строительством своих кораблей, а со всеми ними были многочисленные свиты. Кроме того, право осмотреть Арсенал и попробовать его беванду было официально дано всем благородными господам, гражданам и иным достойным персонам самим Советом Десяти. Были и те, кто попадал внутрь Арсенала вовсе незаконно, хотя в целях защиты от вражеских шпионов вокруг Арсенала был вырыт канал, улучшены стены и усилены вооружённые патрули.

Была и ещё одна причина увеличения потребляемого количества до 5 литров на рабочего: около 1636-1637 годов в Арсенале был сооружён винный фонтан. Не сохранилось никаких официальных документов о его создании, он не появляется на картах Венеции, так что многие историки сомневались в его существовании. И всё же гости города так много писали об этом фонтане, что их истории не могли быть выдумкой. Различные описания сходятся на том, что это были три бронзовых крана, из которых постоянно лилось вино, которое собирали для распределения по рабочим. Фонтан был сделан неким Марином ди Антонио, который работал помощником каневера. По профессии он был корабельным плотником, однако по натуре это был неуёмный изобретатель, который на свою беду родился во время, когда Республика уже боялась тратить деньги на различные новшества. С 1623 по 1662 Марин отправил властям более двадцати петиций о различных изобретениях, которые должны были предотвратить пожары в пекарне Арсенала, выгнать крыс из складов с парусиной, улучшить лафеты для пушек, защитить солдат Республики при десанте с кораблей и т.д.

Цель создания фонтана была в том, чтобы вино набиралось в сосуды из крана, а не путём зачерпывания из чана, так как иначе в открытые чаны неизбежно попадала грязь с сосудов и рук, и вино в них приходило в негодность. Скорость течения вина из фонтана была рассчитана таким образом, чтобы за десять часов рабочего дня вытекало 6000 литров и двенадцать помощников каневера постоянно были бы заняты наполнением сосудов и отправкой их рабочим. Подъём вина на высоту, необходимую для создания давления, легко производился обычными помпами. Марин восхвалял своё изобретение за невероятную экономию, которую оно давало, однако вряд ли случайно, что после установки фонтана потребление вина в Арсенале выросло на 40%, а количество рабочих увеличилось в тот период лишь на 1/6.

Однако никого этот фонтан не волновал, ни властей, ни инквизиторов. Никакие будущие меры по контрою за потреблением беванды не касались фонтана, хотя государство в то время всё больше слабело. Фонтан стал частью Мифа о Венеции. Он служил отличным дополнением к рассказам о былых достижениях Арсенала, ко всем легендам о том, как сотню галер строили и спускали на воду за сотню дней или как тридцать галер построили за десять дней, к рассказам о складах, где оружия хватало на тридцать, шестьдесят, сто, даже двести тысяч солдат.

Не зря власти Венеции любили устраивать специальные демонстрации производительной мощи Арсенала для чужеземных гостей. Огромные пушки на таких показах действительно отливались, а галеры строились, оснащались и спускались на воду с невероятной скоростью. Известнее всего история о том, как 24 июля 1574 года галера была оснащена на глазах французского короля Генриха III, пока монарх обедал. В будущем рассказ всё больше отдалялся от истины, и наконец иностранцы стали говорить, что галера была не просто оснащена, а построена с нуля, оснащена и спущена на воду за один час, причём за то же время было отлито несколько пушек для неё. Бесконечные склады оружия, собрания трофеев, изумительные военные машины, пирамиды пушечных ядер — всё это тщательно показывалось гостям, чтобы те унесли с собой ощущение невероятной силы Венеции. Естественно, демонстрация силы стала особенно важна в те годы, когда Республика уже одряхлела. Судя по тому, как восторженно потом пищали путешественники и послы, метод ещё как работал. Никто в XVII-XVIII и не представлял истинного положения дел в Светлейшей.

Этот винный фонтан был в глазах гостей города символом Венеции, внешним проявлением договора, по которому вознаграждались все, кто служил Республике потом и кровью. Путешественники XVIII века считали самыми поразительными вещами в Венеции именно этот фонтан и Bucentoro, великолепно украшенную резьбой и позолотой галеру дожа.

Для самих же работников это бесплатное вино было важнее доплаты деньгами, и они упорно держались за традицию получения беванды от государства. Разбавленное вино входило в символику достойной жизни и домашней гармонии наравне с хлебом, и потому так много значило получение его от государства. Рабочие Арсенала были довольны своим положением в Республике — и взамен были всегда верны ей, не только при строительстве кораблей, но и в службе на морях, в ополчении, в десятке городских обязанностей. Беванда для арсеналотти значила не меньше, чем иные привилегии, такие как право грести на Bucentoro в праздники, нести нового дожа вокруг Пьяцца Сан Марко или стоять на страже при заседаниях Большого Совета.

Фонтан вина требовал огромных расходов, но вечно скупые патриции считали, что он стоит каждого потраченного дуката. Он покупал Республике международный престиж и социальную гармонию. Вплоть до падения Республики в 1797 году Арсенал создавал прекрасные корабли во славу Светлейшей, и вплоть до 1797 года фонтан беванды в нём ни разу не пересох.

Ещё по теме: Галеры и испанская тирания

Реклама

4 комментария

Filed under 16th century, 17th century, 18th century, Eat & Drink, Italy

4 responses to “Вино венецианского Арсенала

  1. Первон.. В смысле, а вот кабы к импорту прибег, то все те познавательные, содержательные и безумно увлекательные комментарии, что тебе в ЖЖ писали, переехали бы и сюда. %)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s